Анна Жара: если актер талантлив и трудолюбив, не важно, где он учился

Анна Жара: если актер талантлив и трудолюбив, не важно, где он учился

ПОДЕЛИТЬСЯ

Актриса Анна Жара, с ударением на первый слог, спустя годы жизни и работы в Европе, вновь снимается в российском проекте — сериале для НТВ «А.Л.Ж.И.Р.». Съемки проходят в жарком Крыму, где она провела всё детство, и не видела полуостров много лет. О съемках в нашем кино, сходстве с европейским и работе с мировыми знаменитостями в нашем интервью.

— Анна, вы родились в Москве, и насколько нам известно, с семьей уехали в Германию после школы. Как осваивались в чужой стране?
— Освоилась я достаточно быстро. Разговорный немецкий выучила за 3 месяца. Это был настоящий метод погружения — с утра я занималась на курсах одной языковой школы — днём делала их домашнее задание, а вечером шла с родителями на занятия с частным педагогом, которого оплачивала компания, где мои родители работали. Друзей — знакомых у меня там ещё не было, телевизор только на немецком. После двух недель в таком темпе мама сказала мне, что я во сне что-то говорю по-немецки. A через месяц у меня количество занятий резко перешло в качество, и я вдруг стала понимать, что говорят вокруг меня. Я уехала в довольно юном возрасте и, конечно, все новое и неизвестное кажется более привлекательным. У нас в то время в стране был кризис, поэтому моей первой идеей, как только я изучила язык в необходимом объёме было поступление в театральный в Берлине.

— Вы снимались с такими актерами, как Моника Бляйбтрои («Как настоящие леди», («Ladylike»)) и Вольфгангом Штумпфом (полицейский сериал «Stubbe»). Расскажите о работе с ними.
— Работа с такими корифеями всегда волнительна, чувствуешь себя опять, как ученица актерского вуза. Это как попасть на мастер-класс, где тебе ещё и заплатили. И никаких звездных аллюров — прекрасная работа на площадке и неизменная вежливость.

— Имея большой опыт работы в кино в Европе, и снимаясь сейчас в российском проекте А.Л.Ж.И.Р., вы видите разницу в актерской школе западной и нашей?
— Честно говоря нет. Если актёр талантлив и много работает, постоянно растёт и оттачивает своё мастерство — школа и техника, как таковая отходят на второй план. Важно не останавливаться на достигнутом и всегда стремиться научиться чему-то новому. Я с большим удовольствием слежу за работой своих коллег по площадке — у нас на проекте прекрасный кастинг.

— Анна, расскажите, как проходят съемки вашего первого российского проекта. Что вас радует, что удивляет?
— Мне все очень интересно, моя героиня — немка Ханна, которая в конце 30-х годов ХХ века поехала с российским мужем на его родину. В СССР мужа арестовали, а ее сослали в женский лагерь, который называли аббревиатурой А.Л.Ж.И.Р. Когда готовилась к съемкам, читала, что коллеги пишут, будто наш режиссер Александр Касаткин достаточно строг. На себе я этого не испытывала, меня он почти не корректировал. И когда я вижу картинку в плэй бэке — это безумно красиво и именно так, как я себе представляла, когда читала сценарий. Меня так же поразила прекрасная работа оператора, с нестандартными очень интересными решениями, творения художников декораторов, костюма и грима. Настоящие мастера и волшебники. Это очень помогает в создании образа и облегчает актерскую работу. Ну и само место съёмок — Крым. Здесь я проводила все свои каникулы, для меня Крым — это мое детство. Это такое счастье снова сюда приехать и повидаться со старыми «друзьями»: Ялтой, Кара-Дагом, ласточкиным Гнездом и Ливадийским дворцом.

— Дома, чтобы расслабиться, вы смотрите кино? Какому отдаете предпочтение?
— Да, конечно, смотрю, когда успеваю. Правда, как у работающей мамы время для расслабления у меня не так уж и много. В последнее время мои домашним просмотры сильно сместились в сторону анимации — дочь руководит программой. Предпочтение я отдаю хорошему авторскому кино, люблю арт-хаус, мне также очень по душе французский кинематограф. Конечно стараюсь следить за российскими новинками — в этом мне помогает ежегодный фестиваль российского кино в Берлине — если я что-то упустила, то там покажут. Неделю не вылезаю из кинозала. Моими любимыми российскими картинами пока все же остаются классика российского кинематографа, их я могу пересматривать по несколько раз.

— Как в Германии и в Европе оценивают российское кино, наших актеров. Местные что-то знают?
— Широкому зрителю к сожалению, мало что известно. Для этого российское кино должно выйти в широкий прокат. Ну а киноманы конечно же следят за фестивальными событиями, и там в последние годы много замечательных российских работ в числе победителей. Это очень радует.

— В России очень часто сравнивают свои фильмы с Голливудскими, и после сравнения расстраиваются, что не дотягивают. В Европе это есть, или там не смотрят на других?
— В Берлине снимались такие «голливудские» фильмы как «Шпионский мост», «Голодные игры», несколько частей сериала «Родина», «Капитан Америка», «Джейсон Борн», «Облачный атлас», «Бесславные ублюдки» — список можно продолжать очень долго. Так что с «голливудским» стилем работы в Берлине знакомы не понаслышке. Все конечно завидуют финансовым возможностям Голливуда — хорошее финансирование существенно облегчает жизнь — однако баснословные финансовые вложения ещё не гарантия качественного продукта. Все в бизнесе смотрят, что и как снимают другие. Это нормально. Мы же не в вакууме живём. Но и немецкому кино есть чем гордиться. «Тони Эрдман», например, в этом году получил номинацию на Оскар.

— Вы сейчас снимаетесь в Крыму, где высокая температура, солнце, ветер. Кожа и волосы страдают на таком климате. Как вы поддерживаете себя в таких условиях?
— Конечно в нашей профессии — уход за собой неприемлемое условие. На юге очень важна защита — на все открытые участки кожи я с утра наношу солнцезащитный крем с высоким фактором защиты. А вечером очень важно тщательно очищать лицо и использовать интенсивно-увлажняющую косметику. Я привезла с собой косметичку размером с чемодан, но в путешествиях интересуюсь местными секретами красоты. Так, изучая местные лавочки, я открыла для себя серию произведённых ароматических масел. Сначала чисто из любопытства приобрела один пузырёчек на пробу. Результат мне так понравился, что я на следующий день порадовала продавца и скупила у неё всю коллекцию (смеется). Поддержала местного производителя. В Европе в последнее время наметился тренд к DYS косметике из натуральных ингредиентов — без химии, различных консервантов, красителей, парабенов. Нам то это все очень знакомо — у наших мам других вариантов просто не было. И зачастую свежая маска из натуральных ингредиентов ничем не уступает по эффективности химическому коктейлю из баночки. Натуральные масла очень вписываются в это веяние. В этой серии, например, есть масло-маска для волос. Эффект бесподобный, волосы мягкие, блестят — как от кератинового разглаживания (знатоки поймут) — а цена, скажем так, приятно вас удивит. И конечно 2 литра негазированной минеральной воды в день.

Анна, благодарим за интервью. Желаем творческих успехов, новых интересных проектов и отличного настроения.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ