Екатерина Мельник. Играя, я ловлю абсолютный кайф

Екатерина Мельник. Играя, я ловлю абсолютный кайф

ПОДЕЛИТЬСЯ

Екатерина Мельник – российская актриса театра и кино, известная по ролям в сериалах «Ясмин», «Физрук», 2 сезон, и другие. В интервью, она рассказала о своем знакомстве с театром и первых ролях, о самых запомнившихся образах, а также об увлечении йогой, питании и многом другом.

— Екатерина, в детстве вы мечтали стать актрисой? Почему выбор пал на этот род деятельности?
— Я долго шла к осознанию, что я хочу быть актрисой. И это был, скажу я вам, мучительный путь. Сейчас, прокручивая свою жизнь с детства, я понимаю, что это было моей мечтой, запрятанной глубоко внутри под горой страхов и сомнений. И если честно, сама судьба меня привела к этой профессии. У меня первое — юридическое образование и страдая, от того, что это абсолютно не мое, я пошла во ВГИК поступать на режиссерский, так как с детства пишу и материалов для поступления у меня было предостаточно. И только благодаря стечению обстоятельств и веры в меня моего Мастера, В.Н. Шиловского, я окончила его актерский курс с замечательными ролями в дипломных спектаклях. Хотя даже на курсе умудрилась ставить что-то свое и до сих пор удивляюсь своим сокурсникам, которые соглашались участвовать в моих постановках. И даже закончив ВГИК, как актриса, я, все равно, продолжала думать, что я – режиссер. Собирала даже команду, чтобы снимать свой полный метр. Но, Слава Богу, мне неожиданно предложили две главные роли в премьерных спектаклях «Театра на Покровке» С.Н. Арцибашева. И, конечно, вопрос о моей режиссуре отпал сам собой. И только после нескольких лет в театре и ролей в кино, я начала осознавать, что играя, ловлю абсолютный кайф. И это, неверное, — не есть хорошо, потому что всегда, кажется мало. Я не понимаю артистов, которые ноют и жалуются на холод, жару, длительность, трудности, если все это оправдывает то волшебное чувство, что ты создаешь параллельную вселенную, нечто, чего нет. Это же магия. Если бы продюсеры знали, как я отношусь к своей работе, то они не то чтобы не платили мне, а заставляли саму доплачивать. Это я вам по секрету, никому не говорите.

— Вы помните момент, когда впервые близко познакомились с театром? Когда это было? Какие эмоции он у вас вызвал?
— Меня удивляет, как я раньше этого не замечала — с детства меня много связывало со сценой. В школе я постоянно участвовала в культмассовой деятельности, вела концерты, играла в школьных постановках. В возрасте 13-15 лет я три года ездила в летний лагерь «Орленок» на специальную смену «ШДК» (школа драматической культуры), где каждый год был посвящен своему отдельному историческому периоду. Например: древняя грация или французская революция. И мы каждый день играли различные сцены, спектакли на эту тему. Я до сих пор помню слова Марии Антуанетты перед эшафотом. Но странно, я не относилась к этому серьезно и даже не задумывалась о том, чтобы связать со сценой свою жизнь.

— А ваш первый спектакль? Сильно нервничали перед выходом на сцену?
— Вы знаете, я, когда репетировала выпускные спектакли во ВГИКе, помню свои мысли: «И что, я вот такая, на самом деле, выйду на сцену перед кучей народу, и по-настоящему буду играть большую роль?» То есть, я просто делала, а поверить до конца в это не могла. Перед выходом на сцену, страшно было – жуть. Как и сейчас, как и всегда, в общем. Но, как только ты выходишь, сразу все меняется. Это волшебство, конечно.

— Какая театральная роль была вам ближе всего? Какой образ, героиня особенно запомнились?
— Для меня театр всегда — это опыт глубокой трансформации. Конечно, любой опыт для человека — это очередной этап на пути к просветлению, я так думаю, к освобождению. Но это отдельный философский разговор. Хотя, если мы говорим про театр, то для меня это именно философский, духовный путь. Например, работая над «Кроткой» Достоевского, я стала православным человеком. Я могу сказать, что меня «чистило» на каждой репетиции, до кровотечений. Кто-то посчитает меня сумасшедшей, но я благодарна тому периоду за то, что смогла перейти на другой уровень сознания и жизнь моя в корне изменилась. Хотя и Островский, с главой ролью в «Бешеных деньгах», оставил свой неизгладимый отпечаток. При этом я постоянно стараюсь учиться и мне посчастливилось познать разный театр. Прослужив 8 лет в «Театре на Покрове», я отучилась в Международной Театральной Школе СТД, где два года работала с невероятно глубоким и гениальным режиссером Игорем Лысовым. Это Васильевская школа. Станиславский отдыхает. Игровые структуры, вертикальный разговор со зрителем. Совместные спектакли «Пир во время чумы» и «Чайка», конечно, перевернули мое сознание.

В прошлом году судьба свела меня с таким режиссером и драматургом, как Клим. Опыт работы в его мастерской вряд ли возможно описать словам. Я начала готовить «Иудифь» — текст из священного писания. Процессы, которые со мной начали происходить, я могу сказать, сделали сейчас меня другим человеком. Хотя, я так и не добралась до второй главы. Я оглохла и попала в больницу. Сейчас я понимаю, что в тот момент достигла точки обнуления, абсолютной пустоты, которая вскоре наполнилась другой мной.

А недавно я получила подарок от судьбы и участвовала в инклюзивном спектакле совместно с детьми с ограниченными возможностями. И это — неописуемый опыт. Репетировать, играть на одной сцене с людьми, которые признаны нашим обществом в чем-то неполноценными, а, по сути, являются настолько честными и настоящими, что играть рядом с ними плохо не возможно. Ты обнажаешься до своей сути. Срываешь все свои маски, которые привык надевать, чтобы не бояться показаться тем, кто ты есть. Потому что мы боимся, что нас не примут такими, какие мы есть. А люди с «особенностями» ничем не прикрываются. Они настолько непосредственные и настоящие, что это безумно вдохновляет и дает смысл жизни.

Я говорила про театр, как место своего духовного преобразования, но это, наверное, потому что в кино таких глубоких, драматических ролей у меня, по сути, не было. Пусть по количеству их, было, может быть, и больше, чем в театре. Хотя, я, ни в коем случае, не умоляю их ценность в моей жизни и профессиональном росте.

— В 2007 году состоялся ваш дебют в кино. Вы сыграли эпизодическую роль в популярном сериале «След». Легко ли вам далась эта роль? Расскажите немного о ваших впечатлениях от съемочного процесса.
— Если быть точными, моя дебютная роль в кино была не эта. А главная в полнометражном фильме «Москва.ру». Я там играю ангела в человеческом обличии, который помогает людям, чьи судьбы пересекаются в городе Москва. И я могу сказать, что эта роль меня многому научила. Во-первых, это огромный опыт работы с разными партнерами. Во-вторых, умение осваивать и держать большой объем текста. Ну, и, в-третьих, Слава Богу, что тот фильм не сделал меня знаменитой. Это дало мне вовремя «по башке», и выстроило правильное понимание, что такое популярность, а что такое настоящий профессионализм. Смешно иногда наблюдать за некоторыми актерами, которые ловят «звездную болезнь», не имея на это никакого основания.

— Скажите, после какой роли вы почувствовали себя знаменитой, вас стали узнавать на улице?
— Да, конечно, «Физрук» стал для меня знаковым проектом. Я очень благодарна судьбе, продюсерам, партнерам и всей команде за бесценный опыт и очевидно, новый этап в моей карьере.

— Какие, по-вашему, негативные черты характера у вас есть? От каких хотелось бы избавиться?
— Вы знаете, скажу, может быть, странную штуку, но у меня нет недостатков. И у каждого из нас их нет. Наша природа совершенна. Мы, как пустой сосуд, который может быть наполнен всем. Я – никакая. Я могу быть абсолютно разной. И очень нежной, ласковой, щедрой, сочувствующей, и жестокой, жадной, завистливой. И еще всякой разной, какой я даже сама себе не представляю. И все это буду я и не я одновременно. И это не игра. Тут надо различать понятия. Многие думают, что раз она актриса, значит, все время играет. А вот как раз и нет. Это все время я — настоящая, в настоящий момент. В другой момент я буду другой – настоящей. Конечно, в повседневной жизни, мы, как правило, выбираем какой-то стереотип поведения и чаще всего проявляемся как-то по-своему. Но глупо думать, что это границы человеческого существа.

— Нам известно, что вы увлекаетесь йогой. Как к этому пришли? Почему именно йога?
— Ну, во-первых, надо определиться, что же такое Йога. В самом важном писании о Йоге «Йога сутра Потанджали», в одной из первых сутр говорится, что йога — это спокойствие ума. И набору упражнений, так называемым ассанам, уделяется один процент из всего учении о Йоге. В основном, это искусство внутренней гармонии и счастья, а не физические упражнения. Вы можете скручиваться в сложные позы, пыхтеть, но это не будет Йогой, если ваш мозг не спокоен и в этот момент вы думаете о том, что ждет вас в будущем или переживаете за прошлое. И наоборот, человек может быть, никогда не пробовал стоять в позе бамбука или кобры, но, занимаясь каким-либо делом, он на сто процентов погружен в него и находится здесь и сейчас, в моменте. Тогда он и занимается йогой, и не важно, режет ли он салат в этот момент или копает грядки. Лично я каждое утро уделяю практикам около часа. Это йога, дыхательные практики и медитация. Без этого не начинается мой день.

— Вы придерживаетесь правильного питания? Сидите на диетах?
— Да, я не ем мясо, рыбу, яйца, морепродукты. Не употребляю алкоголь, кофе и не курю. Но меня смущает почему-то, когда меня называют вегетарианцем. Как будто на меня навешивают клише. Знаете, ведь многие думают, например, что если она актриса, значит все время в образе, играет в реальной жизни, ненастоящая. Это клише. То же самое и с вегетарианством. Многие люди реагируют на это очень стереотипно. Если говорить о том, как я к этому пришла, то это просто один из этапов духовного пути длиной в жизнь, сотканный из трансформаций, уроков, осознаний и заблуждений. Сначала к отказу от всех этих продуктов я пришла интуитивно. Я никогда не относилась к этому, как к диете. Я вообще против диет. Надо просто уметь слушать себя и свое тело. И как-то, само собой, я поняла, что мне это не нужно. Позже углубляясь в изучение духовных практик, знаний, я поняла, что просто невозможно подняться на высокие уровни жизненной энергии, не отказавшись от этого. Причем и вселенная награждает тебя счастьем, любовью, да и деньгами тоже. И наоборот, когда человек питается гнилью и мертвой плотью в нем живут самые низменные признаки невежества: страхи, гнев, зависть, алчность, похоть, гордыня. А судьба награждает уже тяжелыми испытаниями. Вместе с изменением в питании ко мне в ежедневный распорядок дня вошли йога, дыхательные практики и медитация. Это неотъемлемая часть моего утра перед легким завтраком.

— Что может поднять ваше настроение за считанные минуты? А что может испортить его?
— Интересный вопрос. В идеале, ничего из внешних обстоятельств не может, по сути, влиять на наше настроение, если наша энергия на высоком уровне. А что же, как мы знаем, поднимает нашу энергию? Откуда мы ее берем? Конечно, все, что приносит нам радость, поднимает нашу энергию. Это и любимые люди, любимое занятие. Назовем это положительными тенденциями ума. Но есть же то, без чего мы просто не могли бы жить. Это есть, пить, спать и дышать. Согласны со мной? Только все это должно быть качественным и правильным, и тогда это будет приносить вам энергию. Правильный сон, полезная пища и качественное дыхание. Вы когда-нибудь задумывались, как вы дышите? На сколько процентов используете этот инструмент? Замечали, что когда вы нервничаете, вы дышите определенным образом. А когда вам хорошо и вы счастливы, то дыхание ваше отличается. Так вот это работает и наоборот: то есть вы можете вводить себя в нужное состояние с помощью своего дыхания. И вам для этого ничего не нужно. Этот подарок дан вам природой. Больше 10 тысяч лет нам известны дыхательные техники. Поэтому отвечая на ваш вопрос, я поддерживаю высокий уровень энергии с помощью качественной пищи, сна, дыхания и конечно, наслаждаюсь тем, что приносит мне радость, а значит хорошее настроение. Когда все так, очень сложно мне его испортить.

— Как вы считаете, что является самым сложным в работе актрисы?
— Для меня самое сложное — это жажда. Та самая жажда, которая есть у наркомана, которому всегда мало. Мне мало ролей, не хватает глубины персонажей. Хочется больше, глубже, сложнее. Я чувствую безграничность этой территории, территории игры.

— Расскажите о ваших предстоящих планах и целях. Какие роли хотели бы сыграть? В каких проектах поучаствовать?
— Моя роль мечты — это роль, которая многогранно раскроет меня. Я хочу сыграть персонажа, который будет содержать в себе множество образов. Умение перевоплощаться в доли секунды, заставлять зрителя, затаив дыхание, следить за изменением характера. Расширить привычные рамки сознания, давая возможность пережить зрителю глубокие эмоциональные состояния. Роль, которая вывернет меня и зрителя наизнанку. Недавно меня поразила актерская работа Евы Грин в «Penny Dreadful», а именно — сцена спиритического сеанса, когда на длинном крупном плане она играет множество образов, от маленькой девочки до настоящего монстра, вселившихся в нее. Очень тонкая и глубокая работа, которая заставляет тебя, как зрителя, переживать калейдоскоп эмоций. Когда я смотрела это, я сказала себе: «Вот! Вот такое я хочу сыграть». Я не про жанр, а про ювелирный профессионализм, который возможно раскрыть в такой работе. А по поводу планов. Мой главный план — ничего не планировать. Только тогда, когда ты ничего не ожидаешь, жизнь дарит тебе самые неимоверные подарки. А когда ты пытаешься натянуть судьбу на собственные тщательно выстроенные планы, ты не можешь быть счастливым. Все время находишься в беспокойстве за их осуществление и не можешь наслаждаться тем, что происходит вне твоих заготовок. А это и есть жизнь. Она живая, ее невозможно построить и запланировать.

— Какой главный совет вы бы дали начинающему актеру?
— Учитесь. Умоляю вас, учитесь. Изучайте разные школы. Весь мир уже играет по Майснеру. Станиславский, Васильев, игровые структуры, европейский театр. И главное: изучайте себя, свою природу. И не останавливайтесь в этом.

Екатерина, благодарим за интервью. Желаем вам творческих успехов, душевного тепла, гармонии и положительных эмоций.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ